Facebook
Последние фото
DSC01270 8987 8990 8956_5
Архивы

Архив рубрики «Статьи»

Николай Чудотворец – самый добрый святой

Почему же этот святитель столь почитаем и любим? Отчего в Софрино чаще других ликов святых именно Николая Чудотворца печатают?

«Делать добро», «творить добро», «быть добрым человеком», «совершить добрый поступок»… еще много можно словосочетаний найти, где «добро» во главе стоит.

Поговорок же с пословицами, с добром связанных, не счесть у народа нашего. Каждая эпоха свои создает. И хотя времена меняются, знания прибавляются, технологии улучшаются – всё так же живо и непоколебимо вечное понимание, что Добро побеждает зло, как и во все века народу нашему известно, что Добрые дела и по смерти живут.

Самое простое понятие «доброго дела» в Нагорной проповеди Христа раскрывается. Помните: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Матф.5:42)?

Когда же возникает необходимость привести пример доброго делания из истории нашей Церкви, ее многотомного агиографического наследия, то здесь сомнений нет – святитель Николай, Мир Ликийских чудотворец. Да и как может быть иначе, если к нему молитва всегда желательна, икона в доме обязательна, а любовь только в превосходной степени определяется?

Неудивительно, что неискушенный богословским образованием народ Троицу, как единство Христа, Пресвятой Богородицы и святителя Николая определял, да и в некоторых весях и по сей день так считает. Прочитать остальную часть записи »

Святой апостол и евангелист ИОАНН БОГОСЛОВ

Апостолом любви именует Церковь святого Иоанна, ибо он постоянно учил, что без любви человек не может приблизиться к Богу. Любовь является главной особенностью его духовного облика. Весь жизненный путь апостола — служение Любви.

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов, Иоа́нн Зеведе́ев(ивр. «Йоханан»), был братом святого Иакова, сыном Зеведея и Саломии. Родиной Иоанна Богослова была Вифсаида. Заведей обладал некоторым состоянием, имел работников, занимался рыболовным промыслом и был не малозначительным членом иудейского общества. Саломия была дочерью от первого брака святого Иосифа Обручника, она также упоминается в числе жен, служивших Господу своим имуществом. Таким образом, Иоанн приходился Господу Иисусу Христу племянником.

Прочитать остальную часть записи »

ВЕЛИКИЕ ПОДВИЖНИКИ ЛАВРЫ. ПРЕПОДОБНЫЙ ФЕОДОСИЙ

Великие подвижники Лавры. Преподобный Феодосий

 

16 мая Церковь празднует день памяти игумена Святой Успенской Киево-Печерской Лавры преподобного Феодосия Печерского.

Он был руками своего учителя, преподобного Антония, и сердцем еще только-только обустраиваемой Киево-Печерской обители.

Строгий аскет, кроткий послушник, пламенный молитвенник, неутомимый труженик, богомудрый пастырь, человек широкого ума, твердый руководитель и великолепный организатор, он претворил в видимые образы и формы молитвенное служение своего старца, создавая кельи, храмы, богадельни и мастерские.

Прочитать остальную часть записи »

ЭСЭСОВЕЦ И МОНАХ Рассказ

Посвящается 75-летию победы над фашизмом
в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

В августе 1941 года в гористом районе южного Пелопоннеса партизанский отряд греческого Сопротивления, сильно потрепанный в боях с германскими частями, спешил уйти от них и укрыться в горах.

День был ясный и жаркий, солнце палило жестоко. Несколько десятков пыльных, грязных, измученных людей брели по пустынной дороге среди полей и огородов. Мелькали изгороди, канавы, а то и ограда, сложенная всухую из сырого необработанного камня. Не было видно ничего живого, только кузнечики гремели свою вечную песню, и изредка какая-нибудь ящерка срывалась быстро, как зеленая молния, из-под ног беглецов и исчезала среди камней.

Прочитать остальную часть записи »

ЗАНИМАЙСЯ СОБОЙ Архимандрит Андрей (Конанос)

 

(Окончание. Начало см.: Ты можешь быть счастливым)

Итак, возложи ответственность за свою жизнь на себя! Однажды я проводил беседу на эту тему, о детях и родителях, и озаглавил ее так: «Оставь своего ребенка в покое»[1]. Оставь его в покое! Занимайся собой. Мне говорят: «Да как же я оставлю своего ребенка?» Но это же помощь для твоего ребенка – оставить его, чтобы он рос в покое. Не удушая его. Не давя на него.

Мы путаем ответственность с раздражением другого. Но наша ответственность не сводится к тому, чтобы кого-то раздражать. Главное, можешь ли ты излучать счастье? Можешь ли стать счастливым? Вот твой самый большой вклад и помощь семье. Стань сам счастливым человеком, не смотри на других, смотри на себя и свою связь с Богом, и так, своим спокойствием и святостью, ты поможешь людям.

Одна мать говорила:

– Я целый день в поте лица своего стираю, чищу, готовлю для детей! А когда они возвращаются, я уже, усталая, вся на нервах и срываюсь на них. Но я же всё делаю ради них!

И духовник сказал ей:

– Ты вот что, после обеда с трех до четырех поспи, чтобы твоя нервная система успокоилась. Потому что встаешь в 6 утра, целый день в напряжении, как на иголках, а потом ты уже никакая и срываешься.

Она ответила:

– Но если я буду спать, как же я о них позабочусь?

В этом и состоит забота: позаботиться сначала о себе, чтобы потом позаботиться и о брате своем

Но в этом и состоит забота: позаботиться сначала о себе, чтобы потом позаботиться и о брате своем. Надо быть здоровым человеком, чтобы помочь другим нормальным образом. В противном случае что происходит? Мы совершаем судорожные движения, наша психика больна, а мы еще беремся помогать другим, при наших-то болезнях. Как же ты поможешь кому-то? Помоги сначала себе, чтобы помочь и брату своему.

Это неплохо – любить себя в этом смысле. Уделить себе какое-то время, успокоиться, взять книгу и сказать: «Сейчас я ничем больше заниматься не буду, хватит!» А как же дом? Да оставь его, пусть будет не так чисто, лишь бы сердца любили друг друга больше. Ничего страшного, если я сначала займусь своим спокойствием. Не нужны эти идеально чистые дома с бесконечными ссорами в них: вокруг всё сверкает, а они ругаются; внешне всё идеально, а любви нет. Вместо того чтобы пылесосить дом, займись, в конце концов, собой, посмотри на себя и поработай над собой.

Когда возложишь на себя ответственность за свою жизнь и начнешь заниматься собой – не из эгоизма, а из человеколюбия, из любви к другим, – ты станешь по-настоящему свободным человеком. Будешь высказывать свое мнение, не боясь, что тебе скажут что-нибудь такое, что тебя обидит и расстроит. Ты будешь говорить правду.

Старец Паисий говорит: «Раньше на Святой Горе люди были такими искренними и прямыми, потому что их интересовало мнение не других, а Бога. Если кто-нибудь приходил в мою келлию, а я был усталый, и не было сил встретить его, я мог ему сказать: ‟Отче, я сейчас устал. Ты можешь уйти, чтобы я немного передохнул? Я хочу прочитать молебен. Тебе надо уйти”. Меня не волновало, что он обо мне скажет. Почему? Потому что меня интересовало, что скажет обо мне Бог».

Это колоссально. Некоторые матери и отцы не могут сказать другим «нет», потому что думают: «Если я такое скажу, как он это воспримет?» Что ты интересуешься тем, как он это воспримет? Научись говорить «нет» с любовью – и «да» с любовью.

Научись говорить «нет» с любовью – и «да» с любовью

Чтобы сказать своим мужьям «нет», некоторым женщинам приходится устраивать ссору. Это ошибка. «Люблю» – означает, что я согласна с тобой, но сейчас не могу, я устала:

– Вот что, я сегодня не могу, любовь моя. Иди сам, куда хочешь!

– Но…

– А почему сразу «но»? Я всё равно люблю тебя!

Это значит взять на себя ответственность за свою жизнь. А не притворяться ложной жертвой, чтобы потом сорваться и устроить крупную разборку. Надо говорить правду по жизни, но так, чтобы любовь не уходила из наших душ.

Я многим говорю «нет». Например, приходят несколько человек и хотят исповедаться. Я не скажу им «да», потому что не могу. Провести беседу, а потом еще исповедать 50 человек – как же мне справиться с этим? Но разве это значит, что я тебя не люблю? Нет.

В чем же моя ответственность по жизни? Чтобы что-нибудь донести до людей, я должен это сначала собрать. У меня, как у пчелы, должно быть место, где я смогу побыть в спокойствии и тишине, чтобы потом быть в состоянии провести беседу. Нельзя разорваться на тысячу частей, чтобы всех удовлетворить. Это и значит «возьми ответственность на себя» – сделай то, что можешь и что Бог благословил тебе делать. Сохрани себя как личность, сохрани свое душевное равновесие, научись молиться так, чтобы молитва даровала тебе мир и переносила тебя в лучшие миры.

Если я спрошу вас, сколько времени вы молитесь, если спрошу, что вы чувствуете на молитве, я не знаю, что вы мне ответите. Кто может сказать, что в ту минуту, когда он молится, он не помнит, например, где он сейчас находится, который час, какой сегодня день, – кто может это сказать? Вот, это тоже твоя ответственность – научиться достигать этого момента, полагаться на Бога и чувствовать в своем сердце рай. После этого ты будешь молиться за своего ребенка, и Божия благодать будет со всех сторон его покрывать.

На днях одна мать сказала мне:

– У меня три сына, и все трое учатся за границей. Один в Америке, а двое в Англии. И я для них ничего не делаю, только молюсь. Это мой вклад, моя ответственность – научиться входить в соприкосновение с Богом и приносить Ему самое лучшее, что могу. Сначала всё названивала им по телефону, но в конце концов их достала: «Ну, хватит, мама, это уже не любовь! Занимайся собой, и это для нас будет твоей лучшей любовью».

Это не значит, что ты оставляешь другого, наоборот: ты его любишь.

Наша реальность формируется Богом, Который попускает событиям быть такими, какие они есть, а еще она формируется нашей реакцией на эту реальность. Хочешь – гневаешься, не хочешь – не гневаешься. Выходя из дому, говори: «Сегодня я пребуду в атмосфере молитвы. Меня ждет много искушений: на работе меня будут выводить из себя, эта опять скажет свои словечки, та спросит: ‟А почему ты еще не женишься?”, – другая скажет: “А почему у твоей дочки еще нет ребенка? Она же 2 года уже замужем?” Ну и что?» Станем ли мы кушать одну из этих конфеток? Нет. Они нас не интересуют. Наше сердце в другом месте, и мы заняты своим собственным духовным путем.

Отныне, если кто-нибудь захочет тебя расстроить, если будет завидовать тебе, тебя это не должно интересовать. Твое дело – каково твое душевное самочувствие. Старец Паисий очень подчеркивал это. Когда ему говорили: «Отче, я расстроен!» – он отвечал:

– Ты расстраиваешься потому, что не научил свой ум воспринимать всё по-другому.

Взгляни на это же происшествие под другим углом зрения. И на самое скверное жизненное обстоятельство можно посмотреть с благим настроем души, и тебя не будет охватывать отчаяние.

Однажды старец Паисий ехал из Уранополиса в Салоники на автобусе, в котором крутили народные песни. «Ну, что мне сейчас делать? – сказал он себе. – Начать судить всех людей? Встать и сказать: ‟Выключите эти кассеты или дайте другую музыку”?» Но старец Паисий сказал:

– Не беспокойтесь! Я живу в своем мире, оставьте их музыку.

Ему сказали:

– Вам это не мешает, отче?

– Нет, чада. Я в эту минуту подумал: а чего хочет Бог от меня? Бог не хочет от меня роптания.

Мы, христиане, ропщем слишком много. Я устал принимать людей, которые всегда всем недовольны, и все, по их мнению, в чем-то виноваты.

На вопрос: «Что ты чувствовал тогда, отче?» – старец ответил:

– Я думал: а что, если бы сейчас произошла авария, мы столкнулись бы с кем-нибудь, понаехала бы полиция, пожарные – неужели было бы лучше? Слава Богу! Люди радуются как умеют, они такое поют, такое включают. Я говорил в уме: «Господи, помилуй!» – и народные песни казались мне фоновым пением для моей молитвы.

Так он говорит, это его выражение. Я давно это читал, и мне оно очень понравилось.

Я слушаю народные песни: «Любимая моя, желанная, что же я без тебя буду делать?» – а меня это не интересует: я смотрю на то, что происходит в моей душе. Я существую не здесь.

Ты тоже можешь так делать, иначе всегда найдется что-нибудь, чем ты будешь недоволен. «Моя самая большая проблема – это я сам. Никто тут не виноват. Ни мама, ни папа». И с того дня, когда ты почувствуешь: «Я отвечаю за всё» (повторяю, не в смысле вины, не в смысле наказания, а как залог счастья: чтобы стать счастливым, надо перестать искать виноватых в твоей проблеме, я это имею в виду), ты сможешь делать свою жизнь счастливой.

Важно, как ты будешь смотреть на всё: на жену, на детей – на всё. Например, ты молишься, чтобы твой муж был хорошим, и говоришь: «Боже мой, молю Тебя, сделай, чтобы он стал ангелочком, хорошим человеком, таким же хорошим, как я». Ну, ладно, ты молишься, и он возвращается домой и говорит:

– Что ты приготовила? Да я это не люблю, приготовь картошку!

И начинается раздрай. Ты говоришь Богу: «Боже мой, помоги мне успокоиться!» Муж нервничает, а Бог тебе отвечает: «Но чтобы Я помог тебе успокоиться, надо, чтобы он немножко досадил тебе, иначе как ты усвоишь урок по спокойствию?»

Как мы выучим урок по терпению, если кто-нибудь не придет, чтобы озлобить нас? Как ты выучишь урок по прощению, если никто нас не обидит? Кого мы будем прощать? Так, голые стены? Кто-нибудь должен мне сделать что-нибудь.

А всё это значит, что мы не понимаем Бога, и Он взялся за нас всерьез. «Ты молил Меня сделать тебя святым!» – и Бог попускает, чтобы болезнь вошла в твою жизнь. Ты говоришь: «Ну, зачем Ты попустил мне это?» – и Бог отвечает: «А разве ты не хотел освятиться? Как же ты еще научишься святости? Только благодаря опасности, благодаря своему ребенку, благодаря болезни, неудаче – только так станешь святым».

Когда возложишь на себя ответственность за собственную жизнь, надо будет ждать ответов от Бога и истолковывать их в своем уме правильно, а не превратно, будто бы Он тебя не любит. Он любит нас очень сильно. Это единственное, чего мы не поняли. И я, и вы, все. Если бы мы поняли, как сильно нас любит Бог, то меня вообще не интересовало бы, что скажут обо мне другие, любят они меня или нет. Мне, конечно, было бы приятно, если бы меня любили, но меня не смутит, если меня любить не будут.

До этого надо дойти. Желать любви другого, но если нам ее не окажут, чтобы нам это не мешало. Потому что я прикасаюсь к источнику, т.е. к Богу, и мое сердце исполняется счастья. Это высшая точка блаженства для человека. Я не люблю слово «должно», но здесь воспользуюсь им, потому что я должен сказать, что мы должны быть счастливыми. Нам нельзя всю жизнь проводить в депрессии, несчастье, недовольстве, неудачах. Возьми на себя ответственность за свою жизнь, и всё изменится.

Возьми на себя ответственность за свою жизнь, и всё изменится

Иногда я вечерами слушаю одну передачу, где люди звонят на радио, и каждый говорит всё, что хочет: одни поют, другие что-то говорят, третьи выкладывают свои проблемы. Передача называется «Бодрствующий». И я замечаю, что когда кто-нибудь звонит и начинает высказывать недовольство чем-то, ведущий кладет трубку. И правильно делает. Я это понял и извлек отсюда урок. Решил, что буду делать то же самое на Исповеди. Всё, я больше не принимаю недовольства.

Одна женщина позвонила, и ведущий спрашивает:

– Ну, как вы?

– Да как я? Хорошо. Но сегодня целый день идет дождь, нас уже затопило!

– Да ничего страшного, дождю уже пора пойти!

– Да, но что это такое…

– Ничего страшного. Пусть идет.

– Но у меня давление подскочило!

– Вы поправитесь! Бог знает, что делает!

То есть он хотел ей сказать: «Не перебрасывайте мяч». Возложи на себя ответственность за свою жизнь.

– Ну, ладно, пока, доброго вам вечера! – сказал он ей и положил трубку.

Это очень полезно. Перестаньте быть недовольными жизнью. Не обсуждайте никого и не принимайте участия в таких обсуждениях, где ответственность перекладывают с себя на окружение. Никого не комментируйте, потому что это не помогает. Во всем виноват ты: «Во всем виноват я». Ни твой муж, ни ребенок, никто. Бог попустил, чтобы эти люди были рядом с нами. И не случайно. То, что произошло сегодня, вчера и когда бы то ни было в жизни, неслучайно.

Но бывает, что ты не виноват в чем-то, а тебе говорят, что из-за тебя с ними что-то случилось. Это ложь. Мы несем ответственность за то, чтобы с нами всё было в порядке. А как будут реагировать другие рядом с нами – это уже подлежит их ответственности.

Один юноша говорил матери:

– Я стану священником!

А она отвечала:

– Если станешь священником, твой отец умрет от горя!

В этом случае ответственность за него лежит не на тебе, и это важно. Так же, как и одна девушка говорила:

– Я выйду замуж за того-то!

А отец ей отвечал:

– Если сделаешь это, ты нас убьешь.

Ты не несешь ответственности за то, как чувствуют себя другие. За это несут ответственность уже они.

Ты не несешь ответственности за то, как чувствуют себя другие

Иногда мы играем с другими в какую-то непонятную игру и в чем-то обвиняем их, чтобы они потом испытывали угрызения совести оттого, что мы из-за них страдаем. Но это неправда. Каждый ответственен за свои дела и поступки. Давайте же не попадаться на эту удочку. И не внушать другим эту вину, главным образом – родители детям:

– Если сделаешь это, то знаешь, как плохо почувствует себя твоя мамочка?

– А зачем тебе чувствовать себя плохо, мамочка?

Если она хочет себя так чувствовать, пусть чувствует! Но ребенок не виноват, что она себя чувствует подобным образом. Потому что он скажет тебе:

– Мой друг поехал на экскурсию, и с его матерью не было того, что ты переживаешь. Ну, что ты кричишь? Мой друг вернулся с экскурсии, и его родители были рады, а ты меня пугаешь, что умрешь?

Мы часто действуем подобным образом: на учебе, дома, когда решается вопрос, где будут жить дети, при выборе супруга и профессии. Но так не получится. А начинается всё с того, о чем я уже говорил: мы не смотрим на нашу связь с Богом, мы всегда смотрим на других, там находим смысл жизни. Мы не делаем того, что трудно, нам нравится делать легкое. А что тут легкое? Чтобы я занимался тобой, а ты – мной. А что трудное? Поискать вину в себе.

Один монах потерял иглу. Вышел из келлии и стал ее искать. Солнце взошло, стало светло. Другой монах проходит мимо и спрашивает его:

– Что ты ищешь?

– Да свою иглу! Может, поможешь мне?

Искали они ее, искали, но не нашли. Всё перерыли. И тогда другой монах спрашивает его:

– Отче, я очень хорошо смотрел, но не нашел ее. Где же эта игла? Где ты ее точно потерял?

– Я потерял ее в келлии.

– А что же мы тогда ищем на улице?

– Но тут же светло!

– Да что ты говоришь, что с тобой?

Здесь светло, здесь легко искать! Но дело в том, чтобы ты пошел туда, где темно, и поискал там. А что делаем мы? Мы делаем легкое. Вместо того чтобы признать, что я нервный, я говорю, что всему виной что-то другое: «Это ребенок виноват! Потому что он сделал то-то и то-то!» И тут начинаются вопли, крики, побои. А почему? Потому что это легко. Врезать ребенку легко. А разговаривать с ним трудно.

Один ребенок сказал мне:

– Когда я иду говорить с отцом, у него через 5 минут голова начинает идти кругом, он не хочет долго говорить, его это утомляет. Он не хочет никаких разговоров, потому что устает на работе. Или скажет мне: «Исчезни отсюда, оставь меня в покое!» Так мы и завершаем с ним беседу. Я что-нибудь скажу, и на этом мы закончили.

Это легко. А вопрос в том, можешь ли ты поговорить со своим ребенком?

Одна мать позвонила мне – пять раз звонила, я видел это на автоответчике, на шестой взял трубку. Думаю: «Послушаю, что ей надо, чтобы помочь ей». А она говорит:

– Отче, прошу вас, помогите моему ребенку. У меня очень хороший ребенок, я его водила в церковь, исполняла его желания, помогала ему. Но теперь он ушел, и я хочу привести его на Исповедь. Скажите, где вас найти, чтобы привести его к вам?

Ну, когда слышишь это в десятый раз, то, будь ты хоть самым жестокосердным, ты растрогаешься. Вот и я растрогался и в четверг пошел, чтобы встретиться с матерью. Спрашиваю ее:

– В каком классе ваш ребенок?

А она мне отвечает:

– Ему 42 года.

– Ну, тогда я пошел! Поговорим в другой раз. До свидания. Скажите ему, пусть придет и найдет меня.

Ему 42, а она мне говорит: «Я приведу к тебе своего ребенка»

Но серьезно ли это? Ему 42, а она мне говорит: «Я приведу к тебе своего ребенка». Какого ребенка? Я это имею в виду. Она не осознавала своей ответственности в жизни, уже нанесла ему вред за все эти годы, играя ему на нервах, а сейчас «ребенок» всё перечеркнул, всё бросил, но она продолжает: «Вот бы взять его сейчас за руку и привести на Исповедь». Сорокалетнего человека.

А почему всё так получается? Потому что она не взяла на себя ответственности в жизни, и ребенку тоже не дала взять на себя ответственности. И говорит:

– Но если я его оставлю, он же от меня убежит!

Да оставь его, пусть убегает. Думаешь, он так станет ближе к Богу? Он, прежде всего, на меня будет смотреть как на того, к кому его привела мать:

– Иди сюда! Вот, я привела тебе своего ребенка, чтобы ты сделал его человеком.

Да он одного возраста со мной, и ты будешь приводить его ко мне? «Ребенок» сам придет.

Как же это хорошо – заниматься собой и не беспокоить другого, а любить его. Помолись сейчас, не садись смотреть турецкие сериалы, а помолись. Да, смейтесь, смейтесь! Но если я скажу тебе, чтобы ты помолилась столько времени, сколько идет фильм, – ты ведь этого не сделаешь. Ты видишь легкое решение: «Приведу к тебе своего ребенка». А молиться столько времени, сколько идет фильм, можешь? Буквально. Чтобы раз в неделю ты сказала: «Сколько идет этот фильм? 40 минут. Прочитаю за это время молебен, Новый Завет почитаю, помолюсь о своем ребенке». Это и значит – взять на себя ответственность за всех людей.

Хочешь помочь другим? Помоги себе. Это не эгоизм, а забота. Почему? Потому что лучший донор – это тот, говорит старец Паисий, кто сначала очищает свою кровь от токсинов, чтобы, если станет донором, не передать другим вместе с кровью токсины. Мы вроде беремся отдавать кровь другим, а сами полны проблем. Какую кровь я дам, когда я сам грязный? Поэтому сначала попекись о себе, очисти свою душу, возлюби Бога, и дети придут, чтобы тебя найти, поговорить с тобой и сказать:

– Мама, скажи нам что-нибудь, помоги нам, укрепи! Твоя молитва хранит нас.

Так вы можете оказать большую помощь своему ребенку.

Ваши души очень ценны, но мы этого реально не поняли. Что делает сейчас старец Паисий? Где он? В Суроти. А что он там делает? Ничего. Лежит. Где? В земле. А люди идут и встают перед ним на колени. Он куда-нибудь бежит? Нет. А все бегут к нему.

А где сейчас старец Порфирий? Неизвестно. А где его мощи? Одни знают, другие нет. Кто их когда-нибудь видел? Никто. А кто его любит? Все. Почему? Потому что он занимался собственной святостью.

Бог любит твоего ребенка гораздо больше, чем ты и я. Бог создал бы землю только ради одного из нас. Если бы всего один человек существовал потом на планете, Он всё равно сотворил бы всю землю. Счастье другого не зависит ни от меня, ни от тебя. Занимайся собой, и так поможешь другим.

Занимайся собой, и так поможешь другим

Чтобы душа другого раскрылась, ему необходимо видеть, что ты возникаешь рядом с ним как теплое солнышко, по-доброму, вежливо, без раздражения. И никого не беспокойте. Ходите в церковь? Ходите. А других оставьте в покое. Едите чечевицу без масла? Ешьте, и сколько хотите, столько и ешьте. А другой ест котлету? Пусть ест. Меня не интересует, что будет есть другой. Не то чтобы я его презирал, напротив: я его уважаю и люблю. И чтобы не было угроз вроде:

– Ешь котлеты, ешь! Только потом не говори мне: «Я нигде не могу найти работу». Жди, что Бог пошлет тебе работу, после того как ты ешь котлеты по средам и пятницам!

Мы делаем одно, а хотим, по сути, другого. Мы не очень искренни. Одну монахиню донимала головная боль, и она не знала, в чем тут причина. Потом пошла сыпь по лицу, но она опять не понимала, в чем причина. Тут пришел один хороший духовник и говорит ей:

– Скажи мне, что произошло, но только говори правду!

– Отче, я по жизни иногда делаю не то, чего реально хочу, поэтому и не выдерживаю. Когда жила в миру, полюбила одного человека, но через какое-то время кое-что произошло, и наши отношения прекратились. Тогда я утратила надежду, разочаровалась и сказала себе, что не буду выходить замуж, а стану монахиней. У меня всё хорошо, я люблю Бога, но иногда вспоминаю эту старую любовь, и у меня начинается головная боль, тревога, стресс и т.п. Набрасываюсь на монахинь, они меня здесь считают самой странной, но я-то знаю, что испытала боль, прошла через трудности.

Видите, что получается в конечном счете? Каждый говорит свое, а стоит за этим другое. Мы учим кого-то: «Надо быть хорошим, надо ходить в церковь. Будь осторожней: эти твои связи неправильные», – а что несем в душе? Почему мы говорим то, что говорим? Почему мы такие строгие? Кто очень строг, тот еще не понял смысла собственного духовного пути, а уже начинает учить весь мир. Когда увидите, что кто-нибудь хочет поставить всех на место, знайте, что у него где-то есть свои проблемы. Действительно ответственный христианин не занимается другими: «Возлюбленный, делай что хочешь! Живи как хочешь!»

Никого не беспокойте. Одного только Бога беспокойте о целом мире и, главное, о своей душе. Мы умрем лет через 150, кто сколько проживет. Говорю это, потому что вчера спрашивал у одного старого монаха в Афинском монастыре Асоматон Петраки:

– Сколько тебе лет?

– 96.

– Долгих тебе лет жизни!

Потому что до ста ему остается 4 года, а он еще держится. Дай же ему, Боже, долгих лет жизни!

 

ТЫ МОЖЕШЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ Архимандрит Андрей (Конанос)

 

Признай себя ответственным за происходящее в твоей жизни! Другими словами, давайте перестанем перекладывать на других ответственность за то, как мы себя чувствуем, перестанем говорить: «В этом виноват мой ребенок! Муж! Жена!» – и поймем, что то, как мы себя чувствуем, зависит от нашего решения и нашей свободы. Мы вольны испытывать радость, негодование, плакать, брюзжать, огорчаться или быть счастливыми. Мы можем быть счастливыми.

Это и есть то, чего хочет Бог. Даже если сейчас идет кризис и нам довелось жить в эпоху экономических проблем, это не значит, что Господь хочет, чтобы мы сошли с ума, наложили на себя руки или всё время бегали по психиатрам. В каком бы состоянии нам ни пришлось жить на этой земле, мы можем быть счастливыми, благостными, тихими, спокойными.

Кто-нибудь скажет: «Но кругом же полный хаос!» Да, кругом полный хаос, но то, как ты будешь на это реагировать, зависит от твоей души. Например, в семье из пяти человек возникает проблема, и один, услышав об этом, сходит с ума, другой молится, третий сбит с толку и не знает, что делать. Проблема одна, раздражитель один, а реакции разные. Каждый реагирует по-своему.

Ты не можешь сказать: «Это другие виноваты в том, что со мной происходит». Раздражитель находится вне меня, но как я его восприму – это уже зависит от моего духовного состояния, от святости, которая у меня есть или которой нет, от душевного равновесия, которое у меня есть или которого нет, от связи с Богом, которая у меня есть или которой нет. Никогда не бросайте обвинений в адрес чего-то внешнего. Жена никогда не бывает виноватой в том, что ты взвинчен, подавлен и т.д. И муж тоже не виноват в том, что чувствуешь ты. Муж – он раздражитель, повод, а проблема исходит изнутри, из тебя: если бы у тебя был другой характер и ты была бы другим человеком, то, что бы ни говорил и ни делал твой муж, ты не реагировала бы так. Доказательство?

Есть женщины, у которых мужья похуже твоего, но, несмотря на это, они не делают того же, что ты: не кричат и не впадают в истерику. А почему? Потому что они в другом духовном состоянии.

Всё это я понял у святого Антония Великого, когда некто сказал ему:

– Отче, молись обо мне, чтобы мне спастись, попасть в рай, исправиться, стать хорошим. Прошу тебя! Если ты вознесешь молитву, моя жизнь исправится!

И святой Антоний ответил:

– Если я вознесу молитву и все помолятся, но ты сам этого не захочешь, тебя не спасет никто [1].

Ты тоже должен этого захотеть! Счастье зависит от тебя. В твоих руках – выбирать, как тебе жить. И даже если у тебя будут искушения, ты можешь или открыть, или закрыть дверь перед искушением.

Счастье зависит от тебя. В твоих руках – выбирать, как тебе жить

Обычно мы склонны перебрасывать мяч куда-нибудь. Думаем, что виноваты другие: «Это общество виновато в том, что я такой. Да разве это жизнь – то, как мы живем? Это другие виноваты в том, что я схожу с ума. Жена виновата в том, что у меня на работе аврал, проблемы, нервотрепка». Не жена тут виновата, а важно то, в каком ты духовном состоянии.

Помните, что сказал Христос, когда шел воскресить Лазаря? Он сказал людям:

– Отвалите камень от гроба Лазаря! (ср. Ин. 11, 39).

И святой Иоанн Златоуст говорит: «Хорошо, Христе мой, Ты сейчас воскресишь мертвого. Так неужели Ты не можешь сдвинуть камень? Отвали его Сам! Чудом!» И святой отец продолжает: «Нет. А знаешь почему? Потому что то, что ты можешь сделать сам, это надо сделать, а то, чего не можешь сделать, это сделает Бог.

– Можешь ли ты сдвинуть камень?

– Могу.

– Так сдвинь его.

– А можешь воскресить мертвого?

– Нет.

– Тогда его воскрешу Я».

Надо взять на себя ответственность и самому распоряжаться своей жизнью. Это очень важно, так мы прежде всего перестанем негодовать. Мы все, когда исповедуемся или просто разговариваем, склонны всё валить на других:

– Отче, что я вам скажу! У меня всё так плохо!

– А почему у тебя всё плохо?

– Да вот, дети, муж! Работа!

Мало таких, кто бы сказал: «У меня всё плохо потому, что я этого хочу, потому, что я плохой». «Потому что я привыкла, чтобы у меня всё было плохо, потому что мне нравится, когда у меня плохо, потому что, когда у меня всё плохо, мне начинают придавать значение, обращают на меня внимание, и я тоже могу что-нибудь сказать. А если у меня всё будет хорошо и я пойду к подружкам, то они станут жаловаться на своих мужей, и если я тоже чего-нибудь не скажу, то что я там буду делать? Поэтому я должна откопать какую-нибудь проблему, найти что-нибудь, чтобы мы это обсуждали, смаковали».

Мало тех, кто признает: «За то, что происходит в моей жизни, ответственность несу лично я. Я сама, отче, решила – и разнервничалась. Муж меня просто раздражил».

Авва Дорофей замечательно описывает это. К нему пришел некто и говорит:

– Отче, я поссорился с этим монахом.

– А почему, чадо мое?

– Да потому что он меня очень раздражает! Сил больше нет терпеть его! Его поведение невыносимо.

И авва Дорофей ответил:

– Этот человек – твой благодетель, потому что он помогает тебе понять, насколько у тебя слабый характер[2].

Не в нем проблема. В тебе сидит пианино – и он идет, нажимает на клавиши и поднимает шум. А если бы в тебе не было пианино, разве он нашел бы клавиши, чтобы поднимать такой кавардак? Ты склонен к раздражительности, неверию, маловерию – другой пришел и вывел тебя из себя. А есть люди, которые, что им ни делай, на них это не действует. Почему не действует? Потому что у них такой характер. И то, что у кого-то есть по природе, – мы это призваны стяжать личным подвигом.

Ребенок вечером задерживается, никак не возвращается. Да, но разве ответственность за это лежит на тебе? За что ты несешь ответственность?

– Но это же мой ребенок!

А что это значит? Если он «твой ребенок», это не значит, что ты должна заболеть из-за своего ребенка. Ты ему не поможешь, если заболеешь. Ты не поможешь ребенку, если у тебя начнется истерика и ты будешь ему названивать, волноваться и сходить с ума. Помощь для твоего ребенка вот в чем: оставь других в покое, позаботься о мире своей души и спокойствии.

Когда твоего ребенка нет, Бог чего хочет? Чтобы ты помолилась, успокоилась, обрела мир и возложила всё на Бога. Доверься Богу и скажи: «Боже, возьми на Себя всё это».

– А что я за мать тогда, если не позвоню ему по телефону, чтобы посмотреть, чем он занимается? Если не заставлю мужа позвонить ему, чтобы мы вместе разобрались в происходящем? Разве не будет лучше, если мы почувствуем, что мы – одна семья, что мы болеем душой друг за друга?

Нет! Говорю это, потому что сегодня один ребенок поделился со мной следующим:

– С моими родителями что-то произошло, и они опять стали устраивать скандалы. Я остался ночевать у друга, так они стали звонить мне по телефону. У меня батарея разрядилась, а они решили, что я почему-то им не отвечаю, и стали строить разные сценарии. Когда я пришел домой, мама стала на меня кричать, отец тоже, вроде для моего же блага. Потом отвел меня в сторону и говорит: «Я бы не стал тебе звонить, но она меня заставила, говорит: ‟Позвони ему ты! Когда ты звонишь, он тебя хоть немного боится”».

А мать говорит:

– Но если я этого не сделаю, то что я за мать?

Она чувствует, что ее ответственность в том, чтобы бегать за ребенком. Но наша ответственность не в этом. Самое главное, что мы должны сделать, – это заниматься внутренней работой над собой, молитвой, тем, чтобы приблизиться к Богу. Кто может прикоснуться к Богу и после этого иметь проблемы? Кто? Когда ты прикасалась к Богу – и чувствовала тревогу за своего ребенка, за близкого человека, за ход болезни? Это невозможно. Если ты почувствуешь Бога, тебя уже ничто на свете не будет угнетать, даже если весь мир будет тонуть.

Если ты почувствуешь Бога, тебя уже ничто на свете не будет угнетать, даже если весь мир будет тонуть

И разве это презрение к миру? Когда отцы уходили в пустыню, разве это было презрением? Нет. А что они говорили?

– Я возьму на себя ответственность за себя, чтобы самому стать светом, стать святым, обрести мощную молитву, и это станет помощью для всех.

Моя ответственность не сводится к тому, чтобы бегать за другим, вводить его в стресс, и чтобы мы потом все вместе сходили с ума.

Мы, церковные люди (те, которые называем себя церковными людьми), привыкли всегда перебрасывать мяч кому-нибудь: «Это диавол виноват, другие виноваты. Это виновата порча, которую они наводят. Не виноват только один человек – я сам!» Мы никогда не говорим: «Я виноват». Всегда должен быть виноват кто-то другой.

Это напоминает монаха, который говорил:

– Вчера я тайком ел, отче! Встал и поел, хотя есть нельзя было.

Потому что все постились, а он встал, съел кусок сыра, потом взял яйцо, но только не знал, как его приготовить. И говорит своему духовнику:

– Отче, я съел яйцо! Простите меня!

– А как же ты съел это яйцо у себя в комнате, не сварив его?

– Смотрите, батюшка, меня осенило тогда, и я взял ключ из тех, что побольше, положил на него яйцо и свечкой, через отверстие, снизу стал его подогревать. Крутил его так, крутил, и через 15 минут оно было готово.

– Ой, дитя мое…

– Батюшка, да, что бы вы ни сказали, вы будете правы! Но только я в этом не виноват, это диавол меня подтолкнул!

И тут вдруг появляется диавол и говорит духовнику:

– Отче, извини, но до того, что сделал он, даже я не додумался бы! Я о таком еще не слышал!

Видите, как легко переложить ответственность на кого-то и не желать согласиться, что у нас есть проблема?

А почему мы не возлагаем на себя ответственности? Почему? С малых лет мы привыкли (нами, священниками, вы научены неправильно, мы тоже иногда говорим так, неправильно), – что, когда признаешь свою ошибку и возьмешь на себя ответственность, Бог тебя заругает и покарает. Чтобы сказать: «Я согрешил и беру ответственность за свою жизнь на себя», – надо видеть перед собой распростертые объятия. А если тебе грозят тапком, наказанием, громом, адом, ты этого не скажешь, ты будешь говорить: «Отче, это другие виноваты!» Другое дело, когда ты поймешь, что Бог есть любовь, что Он не наказывает, что это мы воображаем себе Господа противодействующим нам по жизни.

В нас глубоко засело такое представление, что, если я соберусь сделать что-нибудь хорошее, Бог создаст мне проблемы, учинит препятствия. То есть мы не думаем, что Бог на нашей стороне. Почему? Потому что у нас есть проблемы, и мы думаем: «А кто мне их создал? Бог! Значит, Бог какой? Он против меня».

Это представление ошибочно, правильно только одно, а именно – что у нас в жизни много проблем, которые даются нам – для чего? Не для наказания, а для научения. Бог хочет, чтобы мы извлекли уроки из того, через что проходим. Не потому, чтобы Он наказывал нас за что-нибудь, сделанное нами, а потому, что Он хочет сделать нас зрелыми.

– Что я сделал, чтобы со мной случилось такое?

– Да ничего, деточка Моя! А разве надо, чтобы ты что-нибудь сделал?

Иногда бывает и так, что мы что-нибудь делаем, но это, опять же, не наказание. Это поучение, исправление. То есть я, когда был маленьким, смеялся над одной бабкой из нашего квартала, вместе с другими детьми. Мы за ней наблюдали, как она ходит, какие у нее волосы, одежда. Смеялся ли я? Да. А когда вырасту, надо мной тоже будет кто-нибудь смеяться. Зачем же мне сердиться? Стоит только вспомнить об этом, и Бог скажет мне:

– Дитя Мое, вот то, что ты тогда делал, видишь, как это больно? А вот сейчас и над тобой посмеялись.

Вчера я шел по улице, и меня обогнала машина. Меня, собственно, не видели, но во весь голос прокричали:

– Попы! Мошенники!

Я сказал себе: «Пресвятая Богородице, меня оскорбили, хоть я ничего и не сделал». И вспомнил, что в жизни тоже уязвлял людей, ничего мне не делавших. Это не наказание. Но Бог говорит тебе:

– Смотри, в жизни существует справедливость – не для того, чтобы Я тебя заставлял испытать боль в наказание, а для научения, урока, для твоего духовного взросления.

Бог не хочет нас наказывать, и поэтому нам неплохо было бы признавать свою ответственность:

– Я виноват, отче! Я виноват, Боже мой! Если бы я был спокойней, меня ничего не сбило бы с толку.

Доказательство? Есть женщины, которые, когда хорошо себя чувствуют и не расстроены, когда у них нет личных, гормональных, гинекологических и прочих проблем, то, что бы у них дома ни происходило, улыбаются. Это не сбивает их с толку, потому что они в порядке сами с собой. Но в другие дни стоит ребенку сказать им:

– Мама, мы во сколько пойдем вечером к зубному? – мать отвечает:

– Ну, хватит, дитя мое! Не надо задавать таких вопросов!

Ребенок что-то говорит, и это ее раздражает. Разнервничаться можно и из-за чего-нибудь совсем незначительного. Когда? Когда у тебя нет хорошей связи с Богом, с молитвой и своей душой. Другие люди не виноваты ни в чем. Никто не виноват в том, что мы – не духовные люди.

Никто не виноват в том, что мы – не духовные люди

Один человек рассказывал мне о своей семье, как они лишились всего:

– Раньше у нас было много денег, дома, собственность, но мы всё потеряли.

Я спросил его:

– А из-за чего?

Он с легкостью ответил:

– На нас навели порчу! И с тех пор всё пошло наперекосяк.

Жена его была поблизости и сказала самое разумное:

– Ну, давай, выкладывай батюшке всю правду! Не в этом ведь было дело, а если бы ты немного охладил свой азарт, мы бы спасли хотя бы тот дом. Не надо всё сваливать на колдовство. Мы тоже несем ответственность за происшедшее.

Давайте же не перебрасывать мяч другим без конца, возьмем лучше на себя ответственность за свой выбор в своих же делах. Как формируется наша реальность? Кто формирует то, что нас окружает? Делает ли это Бог – или обстоятельства, которые вдруг появляются и нас расстраивают? Да, Бог попускает, чтобы что-то произошло, но как ты это переживешь – зависит не от Бога, а от тебя. Это решаешь ты, и ты выбираешь.

Поэтому и видишь на Святой Афонской Горе, где подвизаются отцы, служащие примером для нас: их обижают, или появляется какая-нибудь болезнь, проблема, а они не прогибаются. А если и прогнутся, то вскоре возлагают ответственность за произошедшее на себя и рассуждают так: «А почему Бог попустил это? Чему Он хочет меня научить? Какую истину Божию я должен вспомнить?» – и снова встают на ноги и обретают равновесие.

Бог попускает, чтобы что-то произошло, но как ты это переживешь – зависит не от Бога, а от тебя

Об этом, опять же, говорит авва Дорофей: «Когда войдет большое искушение в твою жизнь, ты, чтобы тебе смочь встать на ноги, ляг на дно. На дне всегда тишина и спокойствие»[3]. А что значит лечь на дно? Это значит: в час испытания вспомни такую Божию истину, которая может сделать тебя счастливым.

Один святой говорит, что, когда тебе трудно в жизни, ты в этот час точно забыл какую-нибудь истину Христову. Например, приходит кто-то, выводит тебя из терпения, и ты уже оказываешься в ловушке: начинаешь спорить, возражать ему и впадаешь в прекословие. Или муж сказал всего слово. Жена тут же подхватывает, отвечает ему, дети тоже присоединяются к скандалу. А им следовало спросить себя: «А что я забыл в этот час? Я забыл, что мы братья. Я забыл, что всё это не случайно, что эта женщина – моя жена (этот мужчина – мой муж), и этот ребенок – мой ребенок».

Ты об этом забыл, и Бог говорит тебе, что в жизни нет ничего случайного. Эта женщина находится рядом с тобой для того, чтобы научить тебя чему-то определенному, она с тобой не для того, чтобы сделать твою жизнь невыносимой. Ты сам на это соглашаешься, и она делает ее невыносимой. А мог бы стать святым рядом с этой женщиной и благодарно поцеловать ей руку, когда наступит твой час смерти, как один монах поцеловал руку другому, сделавшему его жизнь невыносимой. И знаете, что он ему сказал?

– Иди сюда, отче, дай мне свою руку! – и поцеловал ее.

Тот застыдился и говорит:

– Зачем ты целуешь мне руку? Я же сделал твою жизнь невыносимой.

И что же ему ответил умирающий монах?

– Отче, передо мной никто не виноват. Если я какие муки переносил – так я этого хотел, потому и переносил. А тебе я благодарен особенно.

– За что же?

– За то, что благодаря тебе научился терпению, научился любить, прощать. Тебе я очень обязан.

Он не стал перекладывать ответственность на другого, как делают многие. Многие мужья говорят женам:

– Это ты виновата в том, что я такой нервный!

А мог бы сказать: «Ты не виновата, ты помогаешь мне бороться с моими нервами». Но мы всё выворачиваем наизнанку и всегда разочаровываемся. А нам следовало бы подумать в час искушения, что у человека, обращающегося к нам, есть проблема. В эту минуту он мучается и страдает, а мы об этом забываем. Например, муж возвращается с работы усталый и набрасывается на жену по каждому поводу: из-за денег, из-за долгов и т.д. Что же чувствует жена в это время? «Ты посмотри на него! Он опять! Он опять хочет скандала, опять меня провоцирует!»

Старец Порфирий говорит: «Тебе следует чувствовать, что в поведении этих [провоцирующих тебя] людей скрывается послание: ‟Я страдаю, я боюсь, я чувствую незащищенность, я тревожусь за будущее”. Хотя человек и звереет, но в душе он боится. Знай это, когда увидишь, что он кричит, звереет, выходит из себя, ломает что-нибудь, как делает это молодежь».

И специалисты, и святые люди отличают людей чувствительных, которые пугаются и в панике начинают поднимать крик. Не то чтобы они были злыми людьми, которые нас съедят живьем, просто они очень чувствительные и от этого страдают.

Но что же делают и тот и другой, то есть муж и жена? Они оба попадаются в ловушку эгоизма и противоборства. Да какое зло он может тебе причинить? Он сам в эту минуту напуган, а ты начинаешь бояться за свое душевное состояние, не чувствуешь защищенности и становишься агрессивной.

Вот и видишь в результате напряженные отношения в семьях, ссоры, противоборство, кавардак. И думаешь: «Да что тут происходит? Может, битва какая идет? Воюют, кто кого победит?»

И женщины после этого начинают строить физиономии, опускают голову и по три дня не разговаривают с мужем. Спрашиваю их:

– А почему ты с ним не говоришь?

– А он так научится!

– Да чему он научится? Почему ты ему не улыбнешься?

– Да я его вообще-то простила, но делаю это так, нарочно!

– Зачем же ты делаешь это нарочно?

– А пусть не важничает! Иначе у нас опять будут те же проблемы.

Способ, которым мы действуем, сбрасывает нас с духовной орбиты святости и ввергает в чисто мирскую и земную игру. И мы перестаем быть возвышенными людьми, мы уже не такие, какими хочет нас видеть Бог, т.е. не обладаем духовностью и святостью. А если бы были такими, то, что бы нам ни делали, мы чувствовали бы себя так, как будто нас укусил комар. Когда комар кусает слона, чувствует ли слон что-нибудь? Ничего.

Если наша душа так полна, если молитва наполняет меня таким ощущением счастья, то, если я пойду на работу и меня там кто-нибудь обидит или унизит, меня это не заденет. Почему? Потому что меня не волнует, что ты мне скажешь, и я не отвечу тебе: «А почему ты меня так недооцениваешь? Да ты знаешь, кто я такой?» Меня не интересует, что ты скажешь. А почему? Потому что я слушаю Бога внутри себя, Который мне говорит: «Дитя Мое, Я люблю тебя. Ты Мне очень дорог. Не оттого, чтобы ты был лучше всех, просто ты Мне очень дорог, как все», – поэтому меня не волнует, что скажут мне другие.

Но если я не в мире с самим собой, тогда я всё время буду искать одобрения, признания со стороны другого, ждать, чтобы он обратил на меня внимание, проявил ко мне интерес, и тогда будут появляться эти проблемы.

(Окончание следует)

 

ЖЕНЫ-МИРОНОСИЦЫ

Святые жены-мироносицы

Чудо обыкновенной любви

Третье воскресенье пасхального цикла названо в честь святых жен-мироносиц.

Этот праздник посвящен обычным женщинам — Христовым ученицам, неотступно следовавшим за своим Учителем и не оставившим Его даже в те минуты, когда большинство апостолов попросту разбежались. И событие, воспоминаемое в этот день, тоже, на первый взгляд, самое обыденное — не успев совершить погребальный обряд над умершим Спасителем из-за приближавшейся субботы, женщины на третьи сутки после Его крестной смерти поспешили к гробу. С собою они несли миро — дорогое пахучее масло — и шли к могиле помазать тело Иисуса.

Верили ли они в то, что снова увидят Господа живым? Вряд ли. Как и для остальных учеников, арест, распятие и смерть Иисуса были для них своеобразным финалом — с казнью Христа эти хрупкие женщины утратили значительный смысл дальнейшего существования. Конечно, они продолжали жить ради своих семей, но жить так, как раньше, полноценно, каждый день общаясь с Учителем, уже было невозможно. И все же любовь — безусловная и безграничная — подняла мироносиц среди ночи и заставила бежать к месту погребения Христа. Сердце словно говорило им: «Спешите, и вы увидите то, что радикально изменит вашу жизнь, сделает ее более осмысленной и глубокой, чем ранее — в минуты наибольшей радости».

Прочитать остальную часть записи »

“Красна гірка”: як допомогти покійним?

“Красна гірка”: як допомогти покійним?

Що робити, коли земне життя наших рідних і близьких завершилось? Як допомогти і полегшити їм посмертну долю? Чи впливає на неї день смерті і час поминання? Чи залежить спасіння від того, як поховали тіло? Чи правда, що всі, хто помер на Великдень, потрапляють у Рай? Що відбувається з душами покійних на «Красну гірку» і чи обов’язково приходити на могили в цей день? Кореспонденту Горлівської єпархії відповідає настоятель Свято-Покровського храму в смт. Зайцеве протоієрей Миколай Марковський.

Питання “що чекає нас там?” задається століттями. Християни знають точно, що на нашу посмертну долю впливає життя, яке ми прожили тут. Наше земне життя — підготовка до вічності. Чи здійснювали ми добрі справи, допомогли комусь, хто потребував допомоги, помолилися про когось в нашому земному житті? Безумовно, все це вплине на наше життя у вічності. На землі ми «накопичуємо» добрі справи для майбутнього життя. Ми прийшли у цей світ не для того, щоб їсти, пити та веселитися, а щоб гідно скласти наш життєвий іспит.

Чи впливає похорон на спасіння?

Зі святоотецького передання ми знаємо, що багато праведників вмирали у пустелі, багатьох мучеників роздирали звірі, їх тіла кидали в річки, і ніхто їх не ховав в новому одязі, прикрашених трунах і не ставив пам’ятники на могилах. Це не стало перешкодою для того, щоб вони увійшли в Царство Боже. Розбійника, розп’ятого праворуч від Христа, теж поховали без честі. Ніхто не взував його в нові туфлі. Однак він першим увійшов в Рай.

Ліквідаторів аварії на ЧАЕС ховали в запаяних цинкових трунах, тому що їх тіла випромінювали велику дозу радіації. Це теж ніяк не вплинуло на їх посмертну долю. До подвигу цих героїв теж відносяться слова Господа: «Немає більше від тієї любові, як хто душу свою покладе за друзів своїх» (Ін. 15:13).

Сьогодні, коли в світі вибухнула епідемія коронавірусної інфекції, померлих від зараження теж ховають в мішках і закритих трунах. Це ніяка не трагедія для їх душ.

Спосіб поховання — питання традиції. Людина узята із землі і в землю повинна повернутися, — сказано у Святому Письмі. Наша традиція — поховання в землі. Я б не сказав, що Церква прямо засуджує кремацію. Але православні християни з благоговінням ставляться до тіла померлого, одягають його в новий одяг, над могилою створюють пам’ятник.

Ми віримо, що під час Другого Пришестя Христового воскреснемо у своїх тілах. Про це говорить нам Господь. В руки покійному ми вкладаємо хрест і звільнюючу молитву, яку священник читає над труною. Духовенство ховають в богослужбовому одязі. Однак в могилу не кладуть ікони і свічки, а також гребінець, окуляри та інші предмети — в цьому ніякого сенсу немає. Вірити, що покійний користується будь-якими покладеними в труну речами і йому там щось з цього знадобиться — язичництво.

Душа людини вже залишила тіло і пішла на суд Божий. Найголовніше тепер — це наша молитва. Неважливо, де вона відбувається: прямо над могилою або в храмі, далеко від місця поховання. Спосіб поховання — всього лише традиції. На загробну долю людини це не впливає.

Час смерті — на Великдень або не на Великдень — теж на посмертну долю не впливає. Всі ці моменти більше хвилюють живих людей, які бажають пом’янути померлого.

Якщо з’являється уві сні…

Іноді душа людини може прийти і попросити молитви про неї. Ми не можемо знати всіх таємниць Божих. Якась мала частина нам відкрита. На мене справила велике враження історія, яка сталася з однією дівчиною — студенткою медичного інституту. Багато разів до неї уві сні приходила жінка в старовинній сукні і просила за неї молитися. Одного разу вона поїхала до своєї бабусі, і вони стали розбирати старі фотографії. На одній з них дівчина впізнала жінку зі сну. “А хто це?” – запитала вона. І бабуся розповіла, що це їхня родичка, яка жила дуже давно. З того часу кожен раз, буваючи в храмі, дівчина молилася про свою давно померлу прапрабабусю. Буває, однак, що лукавий дух спокушає людину, приходячи під виглядом мертвих. Тому до всього, що нам сниться, потрібно ставитися з розсудливістю.

Чому не служать панахиди на Великдень?

Лише на дев’ятий день після Великодня ми приходимо на кладовища. Чому ми не робимо цього раніше, до Радониці? У давнину святкування Воскресіння Христового тривало вісім днів. Великдень — не час для смутку: Христос воскрес! На дев’ятий день вже дозволялося сумувати за померлими — здійснювати панахиди та приходити на кладовища. Однак поминання покійних за літургією відбувається в усі дні Святої Пасхи. Приходячи на кладовищі відразу, як тільки це благословляється Церквою, ми показуємо, що наші померлі близькі для нас важливі.

Як правильно пом’янути покійного?

Найчастіше, бажаючи пом’янути покійних на Радоницю, люди беруть із собою кошики їжі, спиртні напої і влаштовують бенкети на могилах. На Русі ніколи не було такої традиції — їсти на могилах. З давніх-давен з собою на кладовище брали паски та крашанки для того, щоб роздати біднякам, які приходили туди, і попросити їх молитов про померлого. Після приходу радянської влади ця традиція була забута. У пам’яті людей, які втратили віру і поняття молитви, залишилися лише зовнішні атрибути — похід на цвинтар з їжею. Однак бенкет на могилі і тим більше розпивання горілки на кладовищі — це блюзнірство.

Гріх лити горілку в могилу. Гріх вставляти в неї сигарету. Ще більше блюзнірство — закопувати в землю паски і крашанки. Це не народні звичаї, це наруга над вірою і пам’яттю про померлого. Покійний не може їсти і пити. Він не з’їдає невідомим чином принесену йому їжу. Думати так — язичництво.

Не влаштовуйте бенкетів та пияцтва на кістках! Не треба ображати пам’ять померлих. Не беріть такого гріха на душу. Через таке блюзнірство я на Радоницю не ходжу служити панахиди на могилах: уявіть, відбувається молитва, а поруч на сусідній могилі йде пиятика … Найчастіше священник кличуть люди, які вже знаходяться в неадекватному стані, продовжуючи при цьому розливати горілку. На кладовищах я завжди служу загальну панахиду. На неї приходять ті, хто дійсно хоче помолитися за своїх спочилих близьких.

Якщо ви хочете пом’янути покійного, помоліться про нього, роздайте великодні частування бідним людям або дітям, і попросіть їх теж помолитися.

Чи приходити на цвинтар?

Необов’язково для поминання йти на кладовище. У цей день велике скупчення людей на кладовищах і в маршрутках на шляху до них. Через епідемію коронавірусу лікарі рекомендують утриматися від їх відвідування. Неважко передати записку за упокій близького до храму, де за вашого родича помоляться, виймуть частинку з просфори та обмиють її Кров’ю Христовою. Це поминання — незрівнянно важливіше вашої приватної молитви на могилі. Якщо ви через карантин не можете залишати домівку, неважко через телефон або інтернет замовити панахиду, і в храмах помоляться за ваших покійних рідних.

Найголовніша молитва відбувається не на кладовищі, а в храмі. Христос сказав: «Де двоє або троє зібрані в моє ім’я, там Я серед них» (Мф. 18:20). Коли молиться не одна людина, а вся Церква, ця молитва дуже сильна. Таку молитву завжди чує Господь.

Не журіться, що в цьому році у вас не вийшло прибрати на могилі. Є категорії земні, а є небесні. Якщо є рекомендація від медиків, краще не треба їхати на кладовище. Помоліться вдома, зайдіть на молитву до храму.

У цьому році на Радоницю я теж не йду на цвинтар служити панахиди: як медик за першою освітою, я розумію, що є реальна небезпека підхопити вірус там, де масово зберуться люди. Молитви за померлих будуть підноситися в храмі. Після Божественної літургії кожну годину ми будемо служити панахиди. І в цьому році, і до карантину, в усі минулі роки я говорив парафіянам про те, що молитва у храмі — найважливіша.

Чи варто відроджувати слов’янську «Красну гірку»?

Досі Радониця асоціюється у деяких з язичницьким святом «Красної гірки», присвяченому приходу весни та сватанню. Закінчився Великий піст, настала Пасха. Навколо все розквітає і з’являються перші листки на деревах. Людина хоче порадіти приходу весни і влаштувати свято. Але не потрібно змішувати великодні і мирські традиції.

Не потрібно відроджувати ці язичницькі традиції, влаштовувати сватання або весілля на Радоницю. Після особливих днів в році, які ми присвячуємо Христу, настає день поминання померлих. Ми поминаємо наших покійних близьких, друзів. Які ж тут можуть бути веселощі? Їх потрібно перенести на інший день.

Немає нічого поганого в тому, щоб після поминальної молитви вийти на природу або зібратися за спільним столом разом з сім’єю. Але пам’ятайте, що в цей день нашим спочилим близьким дуже потрібна наша молитва, а не веселощі або бенкет. Проведіть Радоницю в молитві і добрих справах в пам’ять про померлих — це найголовніше, що може їм допомогти.

Підготувала Марія Цирліна.

https://news.church.ua

Антипасха, Фомина неділя

 

 

У цей день оновлюється пам’ять Воскресіння Христового, тому Антипасха називається ще тижнем оновлення. Також сьогодні закінчується Світла Пасхальна седмиця, від цієї неділі починається недільне коло всього року. В стародавні часи новохрещені християни, які приймали Таїнство Хрещення напередодні Великодня, цілий Світлий Тиждень носили на собі білі хрестильні одежі, а в восьмий день, саме на Антипасху – урочисто знімали ці одежі в Церкві – все це символізувало їхнє урочисте оновлення у Христі.

Богослужіння цього дня присвячене, головним чином, спогаду явлення Христа після Воскресіння апостолам, в тому числі й Фомі. Прочитать остальную часть записи »

25 апреля ( в субботу) — Раздробление и раздача артоса

Слово «артос» переводится с греческого как «квасной хлеб». Другое его название — просфора всецелая. Артос освящают перед окончанием пасхальной Литургии, и в течение всей Пасхальной недели он занимает в храме самое видное место, рядом с иконой Воскресения Господня. В субботу Светлой седмицы читается молитва на раздробление артоса, артос раздробляется и в конце литургии при целовании раздается народу как святыня.

Прочитать остальную часть записи »