Facebook
Последние фото
190 192_14 192_13 192_12
Архивы

Демиевка — духовная свеча, которая никогда не угасала

9 июня праздничным концертом в галерее «Соборная» отметили 130-летие со дня основания Вознесенского храма, что на Демиевке. Его часто называют святыней Киевской Демиевки. Со дня освящения в 1883 году двери храма не закрывались ни при каких обстоятельствах. Многие киевляне знают этот храм и приезжают сюда из разных районов Киева.

Об уникальной святыне столицы – Вознесенском храме, что на Демиевке – один из старейших священников Киева отец Мефодий Финкевич.

 

У нас служило три священника, которые с трудом справлялись с крещениями и венчаниями

— Отец Мефодий, ваша церковь одна из самых известных в столице. Говорят, она никогда не закрывалась?

– Храм был построен тщанием прихожан и пожертвованиями директора соседнего сахарорафинадного завода господина Раузера. Освящение его состоялось в 1883 году. Он знаменит и тем, что здесь венчалась Леся Украинка с Климентом Квиткой, а в хоре пел Александр Вертинский. Особо для храма потрудился его первый староста Симеон Травкин, добившийся разрешения на расширение и перестройку храма, уже не вмещавшего всех молящихся.

Божией милостью наш храм один из немногих в Киеве, который никогда не закрывался: ни при большевиках, ни при немцах, ни при Хрущеве. Хотя его священники и прихожане подвергались репрессиям. Известно, что, например, в 1931 году были арестованы и погибли протоирей Григорий Олтаржевский и священник Сергий Пивовонский. Почему не закрывался? Воля Божия. Лавра 30 лет была закрыта, а в Демиевской на протяжении 120-ти лет непрерывно совершалась Литургия. Люди ее очень любят и ценят. Сюда приезжают и ощущают духовную благодать. Можно сказать, что это духовная свеча, которая никогда не угасала.

До 1990 года это была единственная уцелевшая церковь на весь Московский район. У нас служило три священника, которые с трудом справлялись с крещениями и венчаниями (столько было желающих!). Среди наших прихожан на то время было много известных людей. В нашей церкви крестился Валерий Лобановский, его сестра подарила храму два напрестольных Евангелия.

Рядом с церковью находится большое здание церковно-приходской школы и библиотека площадью более 200 кв. м. В свое время школа была одной из крупнейших в Киеве. В 1889 году «при священнике Никаноре Данкевиче обучалось 135 мальчиков и 60 девочек». Позже здание передали Министерству образования под республиканские курсы. Приходу не хотели возвращать это здание и требовали документальных доказательств, что оно построено Церковью. Мы пошли по разным архивам. Было очень трудно собирать сведения, так как Киевский городской архив сгорел в 1942 году. Несмотря на трудности, нам удалось собрать и опубликовать некоторые сведения и об истории храма, и о школе, и о православной жизни Демиевки. Выяснили имя первого настоятеля — священника Иерофея, его сменил отец Никанор. Раньше мы ничего об этом не знали.

На 120-летие храма, которое было приурочено к Вознесению, 5 июня, мы пригласили Блаженнейшего Митрополита Владимира. Но в связи с выпуском в Киевской духовной академии он не смог приехать. Юбилей пришлось начинать нам самим, но с объявлением, что через два дня будет у нас служить Блаженнейший. Он приехал с двумя епископами. Во время молебна чувствовалась особенная радость и торжественность. Блаженнейший благословил крестный ход вокруг церкви. Было много людей, все брали благословение.

— А что происходило с храмом при Вашем настоятельстве?

– В 1990 году мы построили новую колокольню. Положили в храме новый дубовый паркетный пол, купол обложили сайдингом – очень хорошо смотрится. Заменили старый забор. Но особенная красота – это позолота всего иконостаса и киотов с иконами. Сейчас заходишь в храм – душа радуется.

…дал маме телеграмму, что остаюсь в Лавре на рождественские праздники. А остался в монастыре навсегда

— Вы один из старейших священников Киева. Как Вы пришли к своему призванию?

– В сане с 1968-го года. Получается уже 35 лет. С 1952 по 1955 год я служил в армии в Чечне — в Грозном на военном аэродроме. В 1955 году, когда меня демобилизовали, поехал в Киево-Печерскую Лавру, дал маме телеграмму, что остаюсь здесь на рождественские праздники. А остался в монастыре навсегда, домой уже не поехал. Но в 1961 году началась «хрущевщина»: все храмы и монастыри закрывали, в том числе и Лавру. Нас вызвали в районный отдел милиции, сказали убираться.

— И что Вы делали потом?

– Когда Лавру закрыли, епископа Нестора – последнего наместника Лавры – направили в Харьков, и я поехал к нему. Владыка меня любезно принял, поскольку хорошо знал. Он был простым, милым человеком.

В том же году я поступил в Московскую духовную семинарию, а в 1965 году, закончив ее, поступил в академию, которую закончил в 1969 году.

— А как Вы попали в Киев?

– В Киев меня всегда тянуло, это прекрасный город. После академии я взял направление в Киевскую епархию. И определили меня в город Таращу. Там не было храма, но восьмидесятилетняя бабушка Варвара сдавала нам в аренду свой дом для служб и одновременно сама там жила. Дом был очень старый, и на Пасху его нельзя было обойти крестным ходом, так как сзади был обвал. Через год меня перевели благочинным в Белую Церковь. Затем был назначен во Владимирский кафедральный собор Киева, где прослужил священником 16 лет. В 1989 году назначен настоятелем Демиевского храма.

— Вы долгое время служили рядом с Филаретом, что удержало Вас от раскола?

– Почему не пошел в раскол?! Сохрани Боже! Пусть меня выгонят, посадят. Никогда не пойду в раскол. Не дай Господь! Это страшное дело, анафема, грех, который не прощается. Одна старушка говорит мне: хочу поклониться святой великомученице Варваре во Владимирском Соборе. Я говорю, что не надо туда ходить, святая Варвара вас везде слышит, в любой точке земного шара и помогает тем, кто достоин этого. Она так и не пошла, но ей приснился сон, что зашла она туда и ужаснулась: весь собор покрыт темными шторами – ни одной иконы не видно. Эта прихожанка пришла и рассказала мне, что действительно во Владимирском соборе благодати Божией нет и что она больше туда не пойдет. Был и другой пример безблагодатности раскольников: одна женщина купила новые иконы и освятила их в храме. Пришла домой – иконы потемнели. Испуганная женщина пошла к благочинному – отцу Анатолию – и спросила, что случилось. Он поинтересовался, в каком храме она их освятила. Выяснилось, что в раскольничьем. Отец Анатолий провел чин по-новому, и они опять стали светлыми.

К нам приезжают даже из окрестных сел по прежней привычке, поскольку других храмов в нашем районе не было

— На Ваших глазах происходили удивительные вещи. Вы видели, как притесняли Церковь. Сейчас возрождаются и вера, и приходы. Как Вы оцениваете это?

– Дай Боже, чтобы так происходило и дальше, чтобы была тишина и покой. Но, видите ли, святые отцы предсказали нам, что эта «тишина» продлится только 15 лет, а потом на нашу православную церковь опять подуют противные ветры. Бывший госсекретарь США Бжезинский сказал как-то, что у них две цели: разрушить Союз и развалить Православную Церковь. Сегодня мы наблюдаем, как открываются иудейские, мусульманские, протестантские школы для детей, а православные — нет. Вот такое «возрождение»!

— У Вас замечательный древний храм со сложившимися традициями. Чем живет сегодня приход?

– В меру сил пытаемся помогать строительству монастырей и храмов. Если у нас есть какие-то деньги, жертвуем на строительство храмов. Иногда очень большие суммы. Есть храмы, которые построены только на наши деньги, например, храм в городе Украинка и в селе Жукин Киевской области, в селе Деревяное Ровенской области. Мы помогаем Городоцкому монастырю и регентскому училищу при нем. У нас прекрасный церковный хор и клирос. Он регулярно принимает участие в фестивалях, три года подряд занимал призовые места.

— Ваши прихожане – не только жители окрестных районов?

– Да, к нам приезжают и с левого берега, и из Святошино, даже из окрестных сел по прежней привычке, поскольку других храмов в нашем районе не было. Знаменитая матушка Алипия жила в Голосеево, тоже ходила в нашу церковь. Она носила вериги — железные ключи: как только духовное чадо появится у нее, она и вешала на себя очередной ключик. За кого она молилась, тому Господь помогал.

Сегодня она очень почитаема, толпы людей ходят к ней на могилу. Я и сам неоднократно обращался к ней. Я знал ее лично, и именно она предсказала, что буду служить на Демиевке. Бывало встречу ее — она спрашивает: «Ты на Демиевке служишь?». «Нет,- говорю, — в соборе». В следующий раз встречаемся. Она опять: «Ты на Демиевке служишь?». «Да нет, — говорю, — в соборе». И вот так и сложилось, что, по ее предсказанию, уже пятнадцатый год я служу на Демиевке.

Служил на Демиевке почитаемый батюшка, отец Иоанн Киевский (он сейчас у Филарета, ушел в раскол). Его все любили, и я его почитал. Потом, когда совершился раскол, он оказался в соборе. Мы были очень удивлены. А матушка Алипия, когда он еще в Демиевской церкви служил, при всех кричала на него: «Блудник! Блудник!». Никто не понимал, почему. А, оказывается, она предвидела, что он духовно соблудит.

Был еще один случай. У одной женщины муж ушел к другой, перестал помогать семье. А у них трое сыновей. Она, бедненькая, очень страдала и от безысходности решила выпить какие-то пилюли. Тогда к ее матери, живущей в другом городе, во сне явилась матушка Алипия и сказала: «Позвони сейчас же своей дочери, чтоб она не делала того, что собирается сделать, и пусть придет на мою могилку». Мать среди ночи позвонила ей и передала веление матушки Алипии. Дочь пришла в себя. Матушка Алипия была целительницей: готовила разные лекарства, мази. В 50-тые годы она жила на лаврской территории в дупле дерева. Зимой наместник, архимандрит Кронид, приносил ей сухари и уходил, произнося лишь: «Спасайся о Господе». О ней ходят разные толки, но она, мне кажется, блаженная.

По материалам сайта Духовно-просветительского центра

Комментарии запрещены.