ВКонтакте
Последние фото
DSC06859 002_4 002_5 002_6
Архивы

О БЛАГОДАРНОСТИ БОГУ В УТРЕННИХ И ВЕЧЕРНИХ МОЛИТВАХ

Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите:
ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе
.

(1 Сол. 5: 16–18)

Слова апостольского послания к Фессалоникийцам, а также близкое к ним по содержанию обращение к Колоссянам: Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением (Кол. 4: 2), – являются, по мысли святителя Феофана Затворника, указанием апостола Павла на «характеристические черты истинно христианской жизни в каждом христианине»[1]. При этом, как указывает святитель Иоанн Златоуст, благодарность является тем важным качеством, которое приближает нас к Богу[2].

Потому-то святая Церковь словами Священного Писания, словами молитв и песнопений учит нас этой добродетели, говорит о необходимости возрастать в ней, показывает примеры настоящего и искреннего благодарения Богу.

«От сна востав, благодарю Тя…»

Уже самый свой день, по примеру пророка и псалмопевца Давида, христианин должен начинать с благодарственного обращения к Богу. И действительно, в утреннее молитвенное правило входит именно благодарственная по своей сути молитва ко Пресвятой Троице:

«От сна воста́в, благодарю́ Тя, Свята́я Тро́ице, я́ко (слав. «ибо, поскольку») мно́гия ра́ди Твоея́ бла́гости и долготерпе́ния не прогне́вался еси́ на мя, лени́ваго и гре́шнаго, ниже́ погуби́л мя еси́ со беззако́ньми мои́ми; но человеколю́бствовал еси́ обы́чно и в неча́янии лежа́щаго воздви́гл мя еси́, во е́же у́треневати и славосло́вити держа́ву Твою́».

В этой молитве соединяется радость славословия, возносимого человеколюбивому Богу («ра́ди Твоея́ бла́гости и долготерпе́ния»), и благодарность за милосердие Его к молящемуся – ленивому (то есть не радеющему о совершении добрых дел) и грешному, преступившему установленные заповеди. Эти снисхождение и любовь Божии к человеку закономерно приводят его к необходимости отблагодарить благодетеля – проявить свою признательность Ему, воздать Ему хвалу, прославить.

В этой молитве можно видеть и отмеченное промышление Божие о человеке, которого Он, «в нечаянии (слав. «отчаяние, растерянность; неожиданность»[3]) лежащего воздвигл еси». Восставил для того, чтобы (слав. «во еже») тот имел возможность «у́треневати и славосло́вити держа́ву Твою́».

«Благодарением укрепляется вера…»

Возносимое славословие и утреннее припадание к Богу необходимо нам, поскольку таково удивительное качество добродетели благодарения: она служит помощью нам в нашем пути ко спасению: «Благодарением укрепляется вера, открываются глубокие таинства христианства, вводится в душу обширное и ясное богопознание действием благодатного мира и духовного утешения, которые бывают непременным последствием благодарения»[4].

Святитель Иоанн Златоуст также отмечает: «Если мы, вспоминая о благодеянии людей, загораемся к ним большей любовью, то тем более, непрестанно вспоминая о благодеяниях к нам Господа, будем усердны к заповедям Его. Потому и апостол Павел говорит: всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца (Кол. 3: 15). Память о благодеянии Божием и непрестанное благодарение – самое лучшее средство сохранить доброе расположение к себе»[5]. Подтверждением тому служат слова молитвы:

«И ны́не просвети́ мои́ о́чи мы́сленныя, отве́рзи моя́ уста́ поуча́тися словесе́м Твои́м, и разуме́ти за́поведи Твоя́, и твори́ти во́лю Твою́, и пе́ти Тя во исповеда́нии серде́чнем, и воспева́тивсесвято́е и́мя Твое́».

«Славяще Тя, хвалим, благословим, благодарим, поем
и величаем Твое благосердие…»

Затем уже не от имени одного молящегося, но от лица многих прибегающих к Господу и благодарящих Его за многие милости говорится о благодарности Богу в молитве утреннего правила, составленной святителем Василием Великим:

«Благодари́м Тя, якo не погуби́л еси́ нас со беззако́ньми на́шими, но человеколю́бствовал еси́ обы́чно, и в неча́янии лежа́щия ны воздви́гл еси́, во е́же славосло́вити держа́ву Твою́».

С благодарением вновь оказывается связана хвала и благословение-славословие, приносимые Богу:

«Отве́рзи на́ша уста́, и испо́лни я Твое́го хвале́ния, я́ко да возмо́жем непоколе́блемо пе́ти же ииспове́датися (слав. «славить, возвещать славу») Тебе́, во всех, и от всех сла́вимому Бо́гу»[6].

«Богоблагодарение есть вид молитвы; оно возбуждается… сознанием и чувством Божиих благодеяний нам и всем»

При этом святитель Феофан Затворник замечает: «Благословлять Господа – значит благое о Нем изрекать слово. В сем смысле это то же, что и хвалить Господа. Но обычно благословлять есть благодарить.Богоблагодарение есть вид молитвы, отличный от богохваления. Сие последнее возбуждается созерцанием Божественных совершенств и великих дел Божиих, а первое – сознанием и чувством Божиих благодеяний нам и всем»[7].

Чувство благодарности, то самое сознание Божиих благодеяний, упомянутых святителем Феофаном, с которыми обращается молящийся к Богу, пронизывает каждую молитву.

За что же мы призываемся благодарить Бога?

  • За принесенные за нас искупительные страдания («но уще́дри мя, распны́йся во́лею»; «Многоми́лостиве и Всеми́лостиве Бо́же мой, Го́споди Иису́се Христе́, мно́гия ра́ди любве́ сшел и воплоти́лся еси́, я́ко да спасе́ши всех»).
  • За промышление о нас («Ты бо еси́ мой Сотвори́тель и вся́кому бла́гу Промы́сленник и Пода́тель, о Тебе́ же все упова́ние мое́, и Тебе́ сла́ву возсыла́ю»).
  • За милосердие, долготерпение, благодеяния – сохранение от всякого зла («мно́гою Твое́ю бла́гостию и вели́кими щедро́тами Твои́ми дал еси́ мне, рабу́ Твоему́, мимоше́дшее вре́мя но́щи сея́ без напа́сти прейти́ от вся́каго зла проти́вна»; «мно́гий в щедро́тах и неизрече́нный в ми́лости», то есть несказанно щедро подающий милости).

В этом, по слову святителя Феофана Затворника, проявляется «существо утренней молитвы –благодарить Бога за сон и укрепление и молить Его, чтобы помог весь день делать дела во славу Его»[8].

«Тебе, Бога, хвалим, Тебе, Господа, исповедуем…»

Вечерние молитвы, основное содержание которых посвящено исповеданию совершенного в предстоящий день, также, указывая на благодеяния Божии, подводят молящегося к необходимому для него благодарению Создателя: «Существо вечерней молитвы есть благодарить Бога за день и за все, что встречено в продолжение его и приятного, и неприятного»[9].

Молящийся благодарит Господа за то, что Он во все минуты прошедшего дня был для него Промыслителем и Попечителем («Бо́же ве́чный и Царю́ вся́каго созда́ния»), по милости Которого благополучно завершился день («сподо́бивый мя да́же в час сей доспе́ти», то есть сподобивший, удостоивший меня дожить до этого часа).

В одной из вечерних молитв молящийся с благодарностью и надеждой на помощь призывается обратиться ко Христу, евангельскому Доброму Пастырю, неотлучно пребывающему со Своей паствой:

«Вседержи́телю, Сло́во О́тчее, Сам соверше́н сый, Иису́се Христе́, мно́гаго ра́ди милосе́рдия Твоего́ никогда́же отлуча́йся мене́, раба́ Твоего́, но всегда́ во мне почива́й. Иису́се, до́брый Па́стырю Твои́х ове́ц, не преда́ждь мене́ крамоле́ змии́не, и жела́нию сатанину́ не оста́ви мене́, я́ко се́мя тли во мне есть».

При этом прошение о сохранении от всякого зла в предстоящую ночь завершается обращением с просьбой затем принести о том благодарение:

«мысль мою́ Твои́м смире́нием сохра́ни, и воздви́гни мя во вре́мя подо́бно (то есть в подобающее, подходящее[10] на то время) на Твое́ славосло́вие».

Переходя от молитвы к молитве, можно видеть, что всякая просьба о помиловании, снисхождении, прощении завершается указанием на необходимость затем отблагодарить Бога, основанную на твердой вере в Его милосердие:

«да с ми́ром ля́гу, усну́ и почи́ю, блу́дный, гре́шный и окая́нный аз, и поклоню́ся, и воспою́, и просла́влю пречестно́е и́мя Твое́, со Отце́м, и Единоро́дным Его́ Сы́ном, ны́не и при́сно и во ве́ки».

Благодарность и необходимость «познать свою бедность»

Понимание величия милости Божией заставляет человека усомниться в возможности хотя бы в малой степени выразить благодарность, достойную ниспосланных щедрот, равноценную им:

«Что́ Ти принесу́, или́ что́ Ти возда́м, великодарови́тый (слав. «щедро, обильно ниспосылающий дары») Безсме́ртный Царю́, ще́дре (слав. «милостивый») и Человеколю́бче Го́споди, я́ко (здесь слав. «за то, что») леня́щася мене́ на Твое́ угожде́ние, и ничто́же бла́го сотво́рша, приве́л еси́ на коне́ц мимоше́дшаго дне сего́, обраще́ние и спасе́ние души́ мое́й стро́я

В этих словах как раз и проявляется понимаемое и переживаемое человеком, в душевной расслабленности не стремящимся в полной мере потрудиться об угождении Богу совершением добрых дел, его недостоинство принять оказанные ему милости.

Даже для славословия Господа должна быть испрошена Его на то помощь

Укрепление же в этом чувстве избавляет человека от одной из самых опасных страстей – гордости, неоправданной уверенности в своих силах и возможности самому, без Бога, обрести всё необходимое. Так, на деле оказывается, что даже для славословия Господа должна быть испрошена Его на то помощь. Потому в кратком прошении вечерней молитвы Иоанна Златоустаго говорится: «Го́споди, посли́ благода́ть Твою́ в по́мощь мне, да просла́влю и́мя Твое́ свято́е».

Благодарность научает также любви Божией и готовности всегда поступать по воле Его:

«Го́споди, сподо́би мя люби́ти Тя от всея́ души́ моея́ и помышле́ния и твори́ти во всем во́лю Твою́».

На это обращает внимание святитель Феофан Затворник: «Итак, развивай в мыслях обилие милостей Божиих, явленных в творении, промышлении и особенно в искуплениидоведи до сознания, что ты милостями этими всесторонне объят: что ни движение, то милость; что меньше дышишь, нежели получаешь милостей, что миг больше, нежели расстояние милости от милости, или что ты стоишь в них неисходно. Когда потом приведешь на мысль, что все это незаслуженно, что не только малой какой не достоин ты милости, но что, напротив, не милости, а постоянных казней стоишь одних, тогда дух не может остаться бесчувственным, не согреться теплотою любви Божией и не отозваться благодарностью»[11].

За эти обильные милости Божии и учит человека благодарить Бога Святая Церковь в своих молитвах. Оглядываясь на обстоятельства прошедшего дня, молящийся призывается с благодарностью увидеть милости Божии:

– в благополучном завершении дня;

– в проявляющемся во всем попечении Божием о Своем творении – устроении Им спасения души Своего создания, наставлении (слав. «обращение») его на путь добродетельной жизни: «Ей, Го́споди мой и Тво́рчене хотя́й сме́рти гре́шнаго, но я́коже обрати́тися и жи́ву бы́ти ему́ (слав. «не хотяй» – особая форма причастия: не хотящий, не желающий смерти грешного, но имеющий попечение о том, чтобы обратиться, то есть исполниться добрых чувств и остаться живым)»;

– в добровольно понесенных за человеческий род страданиях. Вочеловечение Спасителя и последующее за ним искупление грехов является венцом любви Божией к человеку, справедливо именующему себя окаянным, то есть «несчастным, жалким»[12], бедствующим: «И́же мене́ ра́ди окая́ннаго в тле́нную плоть оболки́йся», «во ад сше́дшаго и попра́вшего си́лу диа́волю, и дарова́вшаго нам тебе́ Крест Свой Честны́й на прогна́ние вся́каго супоста́та».

И снова, испрашивая милости, молящийся обещает употребить их во благо – вознести необходимую для себя хвалу Богу и тем самым укрепиться в добродетели:

«И посли́ ми А́нгела ми́рна, храни́теля и наста́вника души́ и те́лу моему́, да изба́вит мя от враг мои́х; да воста́в со одра́ моего́, принесу́ Ти благода́рственныя мольбы́. Ей, Го́споди, услы́ши мя гре́шнаго и убо́гаго раба́ Твоего́, изволе́нием и со́вестию; да́руй ми воста́вшу словесе́м Твои́м поучи́тися, и уны́ние бесо́вское дале́че от мене́ отгна́но бы́ти сотвори́ Твои́ми А́нгелы; да благословлю́ и́мя Твое́ свято́е, и просла́влю, и сла́влю Пречи́стую Богоро́дицу Мари́ю».

Можно видеть, что всякая молитва учит нас не только благодарить Бога, но и понимать само существо благодарения, которое, по слову святителя Феофана Затворника, «есть радостное чувство величия милости Божией к нам недостойным», «чувство милости незаслуженной»[13].

От осознания своего недостоинства («Вем (слав. «знаю», от ведати – «знать») у́бо, Го́споди, я́конедосто́ин есмь человеколю́бия Твоего́, но досто́ин есмь вся́каго осужде́ния и му́ки»), чувства «беды вокруг себя»[14] рождается упование и предание человеком себя в руки Божии:

«да́ждь и мне обраще́ние окая́нному и недосто́йномуизми́ мя от уст па́губнаго зми́я, зия́ющаго пожре́ти мя и свести́ во ад жи́ва. Ей, Го́споди мой, утеше́ние мое́, <…> исто́ргни мя от окая́нства, и утеше́ние пода́ждь души́ мое́й окая́нней. Всади́ в се́рдце мое́ твори́ти Твоя́ повеле́ния, и оста́вити лука́вая дея́ния, и получи́ти блаже́нства Твоя́: на Тя бо, Го́споди, упова́х, спаси́ мя».

«Многи раны грешному: уповающаго же на Господа милость обыдет» (Пс. 31: 10)

Действительное упование на Бога происходит, по слову святителя Феофана Затворника, именно от благодарности. Как апостол Павел неслучайно поставляет рядом чувство радости и благодарности, так и святитель подчеркивает радостное существо благодарности. Более того, сохранение этого радостного чувства и в скорбях, принятие с равной благодарностью и приятного, и неприятного из того, что происходит в нашей жизни, или даже принятие самих скорбей как блага приводит человека в особое состояние, называемое святителем благодушием, которое есть «радостное или благодарное приятие скорбей и бед всякого рода»[15].

Это чувство оказывается связанным также со смирением и действительным осознанием своей греховности и происходящей из этого чувства благодарности: «к сим возникающим чувствам должно приложить еще ясное сознание того, что мы стоим не только таких, но и несравненно больших бед, что и жизнь следовало бы отнять, а не только какое-нибудь благо. И то убеждение уже значительно умалит болезнь сердца, что мы заслужили несравненно больше, а посылается нам меньше; когда же еще увидим и благо от скорбей, то примем их с распростертыми объятиями. А это и есть благодушие»[16].

Совершенствуясь в добродетели благодарения, человек приобретает христианское терпение

Совершенствуясь в добродетели благодарения, человек приобретает христианское терпение – «постоянное благодушие при продолжающихся скорбных обстоятельствах», «продолжающееся благодушие», «непрестанное благодушие»[17]. В свою очередь такое несение скорбей «с радостью и веселием духа» приводит к довольству своим состоянием и всем своим – «последнему пределу богоугодных расположений в отношении к своей участи, устрояемой Богом»[18]. При этом, как отмечает святитель Феофан Затворник, и это чувство оказывается основанным на благодарности: «Оно имеет непосредственное отношение к подающей руке при том же чувстве незаслужения блага и заслужения всякого наказания»[19].

Внимательное чтение молитв, размышление о сказанном в них дает возможность душе приблизиться к пониманию евангельских слов Спасителя и учения святых апостолов. Исполнение апостольского заповедания: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Сол. 5: 16–18) – приводит к великому приобретению – «быть благочестивым и довольным» (1 Тим. 6: 6).

В благодарении Богу, Им заповеданном нам в словах апостола, заключена, по слову святителя Игнатия (Брянчанинова), «существенная душевная польза». Святитель также называет благодарение «невидимым подвигом»: «Подвиг этот напомнит нам забытого нами Бога; подвиг этот откроет нам сокрывшееся от нас величие Бога, откроет неизреченные и неисчислимые благодеяния Его к человекам вообще и к каждому человеку в частности; подвиг этот насадит в нас живую веру в Бога, подвиг этот даст нам Бога, Которого нет у нас, Которого отняли у нас наша холодность к Нему, наше невнимание»[20].

 

Маргарита Родина

 19 июля 2017 г.
 

www.pravoslavie.ru

Комментарии запрещены.